Головные и лицевые боли

Главная

SAPF

Центры

Организации

Материалы

Болевые синдромы

Лечение

Информация

Гостевая книга

Обратная связь



часть 3
Содержание раздела

  • СУПРУЖЕСКИЕ И ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЯХ ДЕТЕЙ С ЦЕФАЛГИЯМИ
    ГА. Арина, Т.В. Ушенина, Н.П. Нечкина (Москва)
  • КЛИНИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ И ТЕРАПИЯ ЛИЦЕВОЙ БОЛИ
    В.А Карлов (Москва)
  • ОБНАРУЖЕНИЕ ВИРУСЕМИИ ВО ВНУТРЕННИХ СРЕДАХ ОРГАНИЗМА У БОЛЬНЫХ С ЛИЦЕВЫМИ БОЛЯМИ И ВОЗМОЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНА К ГЕНЕЗУ БОЛЕВОГО СИНДРОМА
    Б.М. Доронин, А.И. Ханыков, E.В. Панкратов (Новосибирск)
  • ОСОБЕННОСТИ БОЛЕВОГО СИНДРОМА И ПАРЕСТЕЗИЙ В ПОЛОСТИ РТА У БОЛЬНЫХ СТОМАЛГИЕЙ
    В.Е. Гречко, А.Н. Савушкин (Москва)
  • КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ТРИГЕМИНАЛЬНОЙ НЕВРАЛГИИ
    В.В. Щедренок, В.A Комаров, В.И. Чудина (Санкт-Петербург)
  • ЛЕЧЕНИЕ ТРИГЕМИНАЛЬНОГО ОБОЯСЫВАЮЩЕГО ГЕРПЕСА И ПОСТГЕРПЕТИЧЕСКОЙ НЕВРАЛГИИ
    Ю.В. Грачев, А.Р. Судариков, В.Ф. Журавлев, М.Ю. Герасименко (Москва)
  • КРИОХИРУРГИЧЕСКИЙ АППАРАТ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ НЕВРАЛГИЕЙ ТРОЙНИЧНОГО НЕРВА
    Ю.И. Ланда, И.В. Невельский, А.Ю. Савченко, В.В. Троян (Омск)
  • ЛУЧЕВАЯ ДИАГНОСТИКА ЛИЦЕВЫХ МИАЛГИЙ И АРТРАЛГИЙ
    Л.П. Дергилёв, П.Г. Сысолятин, Г.Л. Гринь, А.А. Ильин, М.А. Дудин (Новосибирск)
  • ЭНДОЛИМФАТИЧЕСКАЯ АНАЛЬГЕЗИЯ БОЛЬНЫХ С ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ
    Л.В. Мыльников, С.А Рабинович (Москва)
  • РЕФЛЕКСОТЕРАПИЯ В СТОМАТОЛОГИИ
    Г.Г. Таптунова, И.А. Зиновьев (Москва)
  • РЕФЛЕКСОАНАЛЬГЕЗИЯ В ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ И ПЛАТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ
    Н.А. Зиновьев, Г.Г. Таптунова (Москва)
  • ХАРАКТЕР ИЗМЕНЕНИЙ В ПЕРИФЕРИЧЕСКИЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ ПРИ НЕВРИТАХ НИЖНЕГО АЛЬВЕОЛЯРНОГО НЕРВА
    С.Л. Рабинович, О.Н. Московец (Москва)

СУПРУЖЕСКИЕ И ДЕТСКО-РОДИТЕЛЬСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЯХ ДЕТЕЙ С ЦЕФАЛГИЯМИ
ГА. Арина, Т.В. Ушенина, Н.П. Нечкина (Москва)

Среди детей распространены жалобы на переживаемые ими болевые ощущения. Наиболее стойкими у детей старше 5 лет, становятся жалобы на головные боли различного характера. Существует ряд проблем, тесно связанных с недостаточной разработкой психологического аспекта боли у детей.

Врачи и психологи в практической деятельности часто сталкиваются с трудностями оценки интенсивности боли, соотнесения субъективных ощущений ребенка с объективной картиной болезни. Известны случаи, когда боль приобретает черты рентного поведения. Распространены рецидивы боли при возвращении ребенка, прошедшего лечение в клинике, в прежнюю семейную среду.

Болевой опыт, объединяющий в себе переживание, оценку, отношение к боли, является результатом взаимодействия ребенка и взрослого. Именно мать является фигурой, в наибольшей степени задающей вектор психосоматического развития ребенка. Мать (или лицо, ее заменяющее) выполняет функцию наделения боли смыслом и значением, транслирует отношение к боли, ее оценку. Взрослый играет роль носителя имеющихся в культуре и сложившихся в его индивидуальном опыте категорий восприятия боли.

Психосоматические симптомы в детстве являются проекцией искаженных семейных отношений, отражают эмоциональное неблагополучие существования ребенка в семье.

Цель нашего исследования состояла в изучении структуры супружеских и детско-родительских отношений в семьях детей с цефалгиями.

Работа проводится на базе детского психоневрологического отделения Клиники нервных болезней им. А.Я. Кожевникова ММА им. И.М. Сеченова

В исследовании приняли участие 102 диады мать - ребенок. Дети имеют клинический диагноз "цефалгический синдром" в рамках двух нозологических групп: мигрень и головные боли напряжения. Возраст детей от 6 до 15 лет.

Анализ полученных результатов показал, что в детском возрасте семейным взаимоотношениям принадлежит одно из центральных мест среди социальных и психологических факторов, влияющих на характер цефалгического синдрома.

Для большинства диагностированных детей характерно неблагополучие в семейной сфере. Воспитание 35.7 % детей с головными болями происходит в неполных семьях. 64.3 % детей воспитываются в полных семьях, однако среди них высок процент (32.5 %) так называемых конфликтных семей, характеризующихся нарушением взаимоотношений между родителями, агрессией одного родителя по отношению к другому или к ребенку, асоциальным поведением одного из родителей.

Для большинства (72.5 %) исследованных семей характерны патологические стили детско-родительских взаимоотношений.

Из них 37 9 % семей присущи симбиотическая и симбиотически-авторитарная структура взаимоотношений (что значительно превышает показатели в популяции здоровых детей) При симбиотических отношениях родитель психологически ощущает себя с ребенком одним целым, не предоставляет ему самостоятельности. Симбиотически-авторитарные отношения также характеризуются короткой межличностной дистанцией, но, пытаясь оградить ребенка от трудностей, родитель навязывает ему свои принципы, ждет безоговорочного выполнения требований.

В диадах, характеризующихся симбиотической структурой, гиперопекающим стилем взаимодействий, ребенок и родитель - объект привязанности - часто имеют сходную симптоматику.

24.2 % исследованных матерей склонны к эмоциональному неприятию, отвержению своих детей. Ребенок представляется родителям неудачливым, неуспешным. Родители не обращают внимание на ребенка, по возможности отстраняются от его воспитания.

Многим семьям свойственны жесткие, ригидные установки, касающиеся проявлений ребенка. При несоответствии ребенка нормативам семьи наблюдается два возможных варианта отвергающего родительского поведения:

  • инфантилизирующее (19.4 %), приписывающее ребенку социальную несостоятельность вследствие восприятия его более младшим по сравнению с реальным возрастом;
  • авторитарное (12.6 %), требующее от ребенка безоговорочного подчинения.

Полученные результаты также свидетельствуют, что наибольшая зависимость выбора симптома болезни и оформления болевого поведения ребенка от структуры семейных и детско-родительских отношений прослеживается у детей младшего возраста (до 9 лет). В более старшем возрасте центральную роль начинают играть внутриличностные факторы.

Таким образом, искаженные детско-родительские отношения могут привести к психосоматической дезорганизации, а также к хронизации возникающей у ребенка симптоматики. Проводимое лечение не может быть направлено только на симптомы болезни, мишенью психотерапевтической работы должны стать искаженные, препятствующие излечению ребенка типы детско-родительских отношений.

КЛИНИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ И ТЕРАПИЯ ЛИЦЕВОЙ БОЛИ
В.А Карлов (Москва)

Необходимость разработки классификации лицевой боли (ЛБ) обусловлена ее частотой, многообразием, зачастую уникальностью, высокой ролью личностных особенностей организации, трудностью диагностики и терапии.

Представлена классификация ЛБ, включающая две большие подгруппы - соматогенную и неврогенную. Последняя подразделяется на типичную и атипичную формы.

Среди соматогенных ЛБ большой удельный вес имеет ЛБ, связанная с мышечно-фациальной болевой дисфункцией жевательных мышц задней поверхности шеи. Разработаны соответствующие диагностические критерии.

Показан специфический механизм типичной прозопалгии - формирование алгической системы пароксизмального типа под влиянием компрессии корешка или ветвей V реже IX и Х нервов. Разработано эндоскопическое функциональное и хирургическое лечение компрессионных корешковых невропатий.

Среда атипичных прозопалгии наиболее часто встречается психалгия. Некоторые ее формы (глоссалгия) являются типичным примером соматогенного невроза.

Особое место занимает денервационная ЛБ (V постгерпетическая) невропатия. Выделена ее особая разновидность " алгодиния, требующая специального терапевтического подхода. Среди сосудистых ЛБ пучковая головная боль является наиболее частым вариантом. Клиника подтверждает целесообразность выделения двух ее вариантов с эпицентром в глазу и с эпицентром в скулоносовой области.

ОБНАРУЖЕНИЕ ВИРУСЕМИИ ВО ВНУТРЕННИХ СРЕДАХ ОРГАНИЗМА У БОЛЬНЫХ С ЛИЦЕВЫМИ БОЛЯМИ И ВОЗМОЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ ФЕНОМЕНА К ГЕНЕЗУ БОЛЕВОГО СИНДРОМА
Б.М. Доронин, А.И. Ханыков, E.В. Панкратов (Новосибирск)

Среди лицевых болевых синдромов в неврологической клинике в настоящее время чаще всего встречаются: невралгия тройничного и языкоглоточного нервов, ганглиониты и ганглионевриты вегетативных ганглиев лица, глоссалгия, часто с явлениями ксеростомии, болезненная офтальмоплегия Тулуза-Ханта. За последние 2 года нами наблюдалось 39 больных, из них 29 женщин и 10 мужчин. Возраст женщин был в пределах 34-69 лет, мужчин - 46-72. Больные были тщательно обследованы в динамике с исследованием состояния нервной системы, общего статуса и внутренних органов, в том числе с использованием рентгенологического и КТ метода, МРТ головного мозга. Четверо больных, у которых в динамике двухлетнего исследования обнаружена онкологическая патология внутренних органов, и двое больных с рассеянным склерозом не вошли в настоящее исследование. У оставшихся, кроме того, дифференциальный диагноз проводился с системными заболеваниями, инфекционной и паразитарной патологией головного мозга, аномалиями краниовертебрального перехода и другими болезнями. 22 больным проведено исследование на присутствие вируса герпеса и цивирусов в крови, слюне и моче. В числе больных были: 8 - с невралгией тройничного нерва, 7 - с синдромом Тулуза-Ханта, 4 - с ганглионевритами (крылонебного и цилиарного узлов), 2-е глоссалгией и умеренной ксеростомией, 1- с невралгией языкоглоточного нерва. Среди больных было 18 женщин и 4 мужчин. Возраст колебался от 39 до 59 лет. Длительность заболевания у всех больных превышала 5 лет, но не была больше 10 лет. Выраженность болевого синдрома зависела от волнообразности течения болезни. Как правило, интенсивные обострения отмечались ранней весной и поздней осенью, но в меньшей степени - и в другие времена года. Больные длительно и фактически безуспешно лечились карбамазепином, антидепрессантами, вазоактивными и ноотропными средствами, а также в ряде случаев анальгетиками, транквилизаторами, ганглиоблокаторами.

Для исследования использован метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), которая позволяет проводить амплификацию (создание дополнительных копий хромосомных нуклеиновых кислот) как ДНК, так и РНК вирусного генома. В период обострения болевого синдрома у больных в стерильных условиях производился забор крови, слюны и мочи. Исследование на присутствие вирусов герпеса и цитомегаловирусов производилось по стандартным методикам в специализированной лаборатории. В результате исследования у 5 больных выявлены вирусы герпеса, у 4 больных - цитомегаловирус, у 3-обнаружено наличие хотя бы одной из сред комплекса вирусов.

Обнаружению вирусов, вирусо-вирусных и даже вирусо-микробных ассоциаций в крови и других жидкостях организма в последние годы придается большое значение во многих медицинских исследованиях. По литературным данным, проведены интересные исследования с положительным результатом при системной красной волчанке, ревматизме, бронхиальной астме и при других системных заболеваниях. Есть данные о возможности вирусного поражения гипоталамуса при так называемых гипоталамических синдромах с вегето-сосудистыми проявлениями в виде симпатоадреналовых и вагоинсулярных кризов, а также с перманентными симптомами вегетативной дистонии. Такие же проявления в той или иной мере наблюдались нами и у обследованных больных с лицевыми болями. Н.А. Ардаматский (1996) присутствие вирусов во внутренних средах организма объясняет возможностью их депонирования, условной патогенностью их нахождения во внутренней среде и, наконец, патогенным их значением при данной патологии. Обнаружение вирусных частиц при лицевых болях не только в крови, но в ряде случаев в слюне и даже в моче, по-видимому, свидетельствует о патогенном их значении для болевого синдрома и о возможном более или менее глобальном поражении организма, в первую очередь - структур нервной системы. Отрицательный результат в ряде исследований является стимулом для попыток выявления в этих случаях других вирусов и вирусо-микробных ассоциаций.

Предложена концепция противовирусной терапии, обеспечивающая санацию сред организма от цитомегаловирусной и герпетической инфекции, включающей в себя применение высоких доз ацикловира в сочетании с реафероном. Доказаны корреляционные взаимоотношения между санацией и клиническим эффектом, выражающимся в стойком купировании болевого синдрома.

ОСОБЕННОСТИ БОЛЕВОГО СИНДРОМА И ПАРЕСТЕЗИЙ В ПОЛОСТИ РТА У БОЛЬНЫХ СТОМАЛГИЕЙ
В.Е. Гречко, А.Н. Савушкин (Москва)

Обследовано 102 больных стомалгией в возрасте от 35 до 76 лет: 96 женщин (средний возраст 52.97 лег) и 6 мужчин

(средний возраст 55.66 лет). Характер парестезии и боли определялся с помощью шкалы клинических признаков для диагностики стомалгии, разработанной на кафедре нервных болезней стоматологического факультета ММСИ. Нами проведено исследование вегетативного статуса, ЭЭГ, РЭГ, стоматоскопия, определение общего тестостерона, его биологически активных форм, концентрацию В-эндорфинов, простагландинов серии Е. Нами выделено три клинические формы стомалгии: симпатико-тоническая(81.4 % случаев), ваготоническая (7.8%) и смешанная (10.8 %). Основными видами выявленных парестезий оказались жжение, покалывание, саднение, ощущение перца, соли, электрического тока во рту, пощипывание. К более редким вариантам относилось наличие парестезий в глотке, пищеводе, желудке, на коже лица. Патогномоничными для стомалгии оказались симптомы: "пищевой доминанты, щажения языка, лингвоканцерофобии", нарушение слюноотделения. Сочетание интенсивного жжения в языке и губах, парестезий, сухости и бледности слизистых оболочек полости рта оказалось характерным для симпатикотонической формы стомалгии, в то время как жгучие боли и парестезии той же локализации, гиперсаливация, гиперемия и отечность языка и слизистых - для ваготонической. Данные ЭЭГ, РЭГ соответствовали форме стомалгии. Биохимическое исследование выявило повышение общего тестостерона, индекса свободных андрогенов, В-эндорфинов, простагландинов серии Е, снижение ПССГ.

Выявленные нарушения позволяют предположить заинтересованность системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники в механизме развития парестезий полости рта, а также могут служить диагностическим критерием парестетического и болевого синдромов при стомалгии.

КОМПЛЕКСНОЕ ЛЕЧЕНИЕ ТРИГЕМИНАЛЬНОЙ НЕВРАЛГИИ
В.В. Щедренок, В.A Комаров, В.И. Чудина (Санкт-Петербург)

Противоболевой центр РНХИ им. проф. А.Л.Поленова функционирует на базе нейрохирургического и неврологического отделений городской многопрофильной больницы. С 1982 г. накоплен определенный опыт комплексного лечения различных болевых синдромов, среди которых значительную часть составляет тригеминальная невралгия (ТН).

В неврологическом отделении больные ТН получают широкий спектр консервативной терапии с применением различных схем антиконвульсантов, анальгетиков, антигистаминных препаратов, нейролептиков и транквилизаторов. Медикаментозная терапия дополняется физическими методами лечения - диадинамическими и синусоидально-модулированными токами, ультразвуком, фонофорезом и электрофорезом лекарственных средств, а также лазеротерапией. Хороший эффект отмечен при использовании рефлексотерапии, .в том числе и на точках ушной раковины.

В нейрохирургическое отделение поступают больные, страдающие резистентными к консервативному лечению формами ТН. Хирургическое лечение проведено у 615 больных. Им была выполнена перкутанная деструкция периферических ветвей и различных порций чувствительного корешка при помощи высокочастотного электрического тока, фенола или их сочетания, а в последние 2 года применяется микроваскулярная декомпрессия (МВД). Для выбора оперативного вмешательства всем больным производится КТ головного мозга на компьютерном томографе Somatom AR фирмы Siemens. При обнаружении патологии в области задней черепной ямки методом выбора является МВД.

Учитывая полиэтиологическую ТН, эксплорация задней черепной ямки, вероятно, не всегда целесообразна. При отсутствии четких показаний для этой операции, в лечении больных с ТН другой этиологии следует придерживаться принципа "нарастающей радикальности" и отдавать предпочтение перкутанным методам лечения.

ЛЕЧЕНИЕ ТРИГЕМИНАЛЬНОГО ОБОЯСЫВАЮЩЕГО ГЕРПЕСА И ПОСТГЕРПЕТИЧЕСКОЙ НЕВРАЛГИИ
Ю.В. Грачев, А.Р. Судариков, В.Ф. Журавлев, М.Ю. Герасименко (Москва)

Герпетическое поражение нервной системы, вызванное вирусом varicella zoster (опоясывающий герпес), является одной

из основных причин развития хронической нейропатической боли. По различным данным, от 9.3 до 33 % случаев опоясывающего герпеса протекает с поражением тройничного нерва. Наблюдалось 45 больных с герпетической тригеминальной ганглионевропатией - в периоды острого опоясывающего герпеса и постгерпической невралгии (ПГН). В острый период заболевания назначались антивирусные препараты (чаще всего ацикловир), дезоксирибонуклеаза, противогерпетический иммуноглобулин, ненаркотические анальгетики. Из 28 больных резидуальная (регрессирующая) ПГН была отмечена у 6, отсроченная ПГН (в течение 3-х ме-сяцев) - у 2 больных. Для развития ПГН было характерно: пожилой возраст больных;

позднее обращение за медицинской помощью; наличие соответствующей патологии; высыпания с геморрагическим компонентом и вторичная пиодермия; выраженный резидуальный сенсорный дефицит. При лечении ПГН наиболее эффективными были амитриптилин, ненаркотические анальгетики, антиконвульсанты, а также электропунктура и электро-акупунктура. В одном случае подавление типичного деафферентационного болевого синдрома было достигнуто в результате ультразвуковой тригеминальной нуклеотрактотомии (выполненной на кафедре нейрохирургии РМАПО). По всей видимости, своевременно проведенное комплексное лечение острого тригеминального опоясывающего герпеса не позволяет полностью избежать развития ПГН, однако значительно уменьшает вероятность ее формирования и тяжесть течения.

КРИОХИРУРГИЧЕСКИЙ АППАРАТ ДЛЯ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ НЕВРАЛГИЕЙ ТРОЙНИЧНОГО НЕРВА
Ю.И. Ланда, И.В. Невельский, А.Ю. Савченко, В.В. Троян (Омск)

Одним из методов лечения невралгии тройничного нерва является криохирургическое воздействие на его чувствительные корешки. Для осуществления данной процедуры был разработан

специальный прибор. В его основу положена конструкция криоаппликатора КМТ-01, производство и применение которого одобрено решением комиссии МЗ и МП РФ по новой медицинской технике. Прибор использует для получения холода эффект Джоуля-Томпсона. Последний состоит в том, что при снижении давления предварительно сжатого газа он охлаждается и становится жидким непосредственно в наконечнике прибора. Использование эффекта Джоуля-Томпсона исключает проблемы, связанные с получением, транспортировкой и хранением жидких хладагентов.

Криохирургический аппарат состоит из адсорбента, предназначенного для очистки и осушения газа (закись азота), находящегося в баллоне, вентиля для подачи газа в криозонд, гибкого газопровода длиной 1500 и диаметром 5 мм, рукоятки криозонда (диаметром 1.4 и длиной 180 мм). Зонд приводится к заданной точке биологической ткани, подвергаемой охлаждению, через стандартную пункционную иглу и выходит за ее пределы на 1.5-2 мм. После подачи газа зонд в течение нескольких секунд охлаждается до -65 5о О С. За счет теплоизоляционных свойств зазора между иглой и зондом ткани вдоль иглы охлаждаются незначительно с эффектом анестезии. Зоной деструкции являются ткани, непосредственно прилегающие к концу зонда. Отработанная закись азота удаляется по внутренним каналам криозонда и газопровода и может быть выведена за пределы операционной.

Первые операции, проведенные пациентам по поводу невралгии тройничного нерва с применением настоящего криохирургического аппарата, дают обнадеживающие результаты.

ЛУЧЕВАЯ ДИАГНОСТИКА ЛИЦЕВЫХ МИАЛГИЙ И АРТРАЛГИЙ
Л.П. Дергилёв, П.Г. Сысолятин, Г.Л. Гринь, А.А. Ильин, М.А. Дудин (Новосибирск)

Боль, возникающая при открывании рта, причиняет человеку множество страданий. Болевой синдром становится постоянным изнуряющим спутником, не дающим возможности нормально жить, лишающим человека самой элементарной потребности - нормально принимать пищу.

Причиной болевого синдрома могут быть поражения мышц. В таком случае принято использовать термин "миофасциальный болевой синдром" и в качестве лечения ограничиваться консервативными методами лечения.

Другая причина может скрываться в различных патологических процессах, развивающихся в височно-нижнечелюстном суставе. Наиболее частыми из них являются внутренние нарушения - патологические процессы, при которых становится невозможным нормальное открывание рта из-за нарушений динамического пространственного взаиморасположения костных и мягкотканных элементов сустава при различных его движениях. Суставная боль в этом случае напоминает о себе при любых движениях нижней челюсти и нередко становится постоянной. Человек вынужден искусственно ограничить открывание рта.

В течение 10-летнего периода работы Новосибирского артрологического центра под нашим наблюдением находилось более 2 тысяч человек. Наряду с различными жалобами у всех у них присутствовали лицевые боли. До 1995 года единственной возможной процедурой для проведения дифференциальной диагностики миалгий и артралгий была артротомография. Недостатками этой методики являются инвазивность, применение йодсодержащих контрастных препаратов и ионизирующего излучения. С 1995 года мы стали применять магнито-резонансную томографию (МРТ), а с 1997 -ультразвуковое исследование (УЗИ). При проведении МРТ мы в 17 случаях исключили наличие суставной патологии у пациентов с лицевыми болями, а при проведении УЗИ в 2 случаях.

Опыт нашей работы позволяет рекомендовать для дифференциальной диагностики лицевых артралгий МРТ и УЗИ. Оба метода неинвазивны, безвредны и, что немаловажно для пациента, не несут в себе неприятных болевых ощущений. МРТ позволяет четко проследить за движениями диска при открывании и закрывании рта, видеть нарушения целостности элементов капсулярно-связочного аппарата и вторичные изменения, возникающие в костных структурах сустава. При УЗИ также возможно проследить за движениями мягкотканных и костных суставных структур в реальном масштабе времени. Наличие или отсутствие суставных изменений позволяет определить истинную причину болевого синдрома.

МРТ позволяет получить отчетливые изображения всех интересующих врача суставных структур, но этот метод не может быть широко применен в силу недостаточной доступности для населения. Проведение УЗИ возможно в большинстве лечебных учреждений, что позволяет его рекомендовать в качестве "скрининг метода, но возможности визуализации у него меньше.

Мы считаем, что для выяснения этиологии болевого синдрома желательно иметь возможность использования обеих методик и разумно сочетать их возможности в каждом конкретном случае.

ЭНДОЛИМФАТИЧЕСКАЯ АНАЛЬГЕЗИЯ БОЛЬНЫХ С ВОСПАЛИТЕЛЬНЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ В ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ ОБЛАСТИ
Л.В. Мыльников, С.А Рабинович (Москва)

С целью выявления особенностей и определения критериев оценки болевой реакции при комплексной эндолимфатической терапии больных с воспалительными заболеваниями в челюстно-лицевой области нами проведены .исследования показателей болевой чувствительности и регистрации ССВП.

С клинической точки зрения эти результаты представляют интерес в связи с описанным в литературе существованием лимфо-ликворных связей и возможностью проведения эндолимфатической анальгезии.

Изучение динамики показателей болевой чувствительности при комплексной эндолимфатической терапии проведены на следующих этапах: фон (до введения препарата), через 30 минут после введения и через 3 часа после введения.

При сравнении полученных результатов обеих групп очевидно, что пороги болевой чувствительности в контрольной группе через 30 минут после внутримышечного введения препаратов хоть и имеют тенденцию к повышению, но достоверные изменения имеются только при определении ПВО, при определении ПБР и ПБТ эти изменения не достоверны. А через 3 часа все показатели возвращаются к исходным, более того, ПБР и ПБТ становятся меньше от исходного, хотя отмеченные изменения не достоверны, но характер таких тенденций может говорить о недостаточном влиянии антибиотика на воспалительный процесс (и как следствие болевой синдром) при внутримышечном применении

Таким образом, можно сказать, что у пациентов, получающих комплексную эндолимфатическую терапию, более снижена возбудимость сенсорной системы и менее выражены клинические проявления болевой реакции на воспаление.

Для более подробного изучения особенности болевой чувствительности в исследуемой группе проведена регистрация корковых соматосенсорных вызванных потенциалов на проведенных выше этапах.

Обращает на себя внимание увеличение компонента N2P2 при нанесении раздражения неболевой модальности, то есть соответствующей порогу ощущений При этом порогу выносливости соответствуют меньшие амплитудные значения ССВП(р<005)

По мере нарастания интенсивности раздражения и вызываемых субъективных ощущений амплитуда поздней волны ССВП (N2-150 и Р2-220) снижалась (р<0 05). Через 3 часа наблюдалось восстановление соответствия между интенсивностью вызываемых субъективных ощущений и амплитуды рассматриваемой волны ССВП. Это сопровождалось наибольшим смещением амплитуды волны N2P2 при интенсивности вызываемых ощущений, равной порогу ощущений и порогу боли. Наибольшее и достоверное снижение компонента N2P2 происходило при интенсивности вызываемых ощущений равной порогу боли

Сопоставление волн позднего компонента ССВП (волна N2P2 -150-200 мс) до и через 30 мин после эндолимфатического введения анальгина при интенсивности стимуляции, соответствующей порогу ощущений и порогу боли, степень активации коры головного мозга, которая является морфологическим субстратом формирования эмоциональных реакций, снизилась в 1.8 раза. Это свидетельствует о снижении возбудимости эмоциогенных лимбических структур мозга на сигналы, поступающие как по низкопороговым, так и по высокопороговым нервным волокнам

Таким образом, полученные результаты и данные литературы по современным представлениям о механизмах формирования болевой реакции при гнойно-воспалительных заболеваниях позволили количественно оценить степень влияния препаратов, вводимых в лимфатическую систему на патогенетические звенья воспалительного процесса.

Изменения этих показателей дифференцированно отражают состояние компонентов болевой реакции при проведении комплексной эндолимфатической терапии, что помогает выявить механизмы действия вводимых препаратов, выбрать оптимальные дозы их применения, что служит обоснованием для разработки новых, более эффективных и безопасных сочетаний медикаментозных средств при проведении эндолимфатической терапии

РЕФЛЕКСОТЕРАПИЯ В СТОМАТОЛОГИИ
Г.Г. Таптунова, И.А. Зиновьев (Москва)

В настоящее время к методам традиционной медицины проявляется все большее внимание. Рефлексотерапия (РТ), и, в частности, акупунктура (АП) рассматривается как физиологический способ коррекции нарушенных функций; ее эффективность достигается посредством активизации собственных эволюционно-детерминированных физиологических механизмов гомеостатической регуляции организма. АП не имеет, в отличие от различных фармакологических средств, специфического терапевтического действия. РТ рассматривает человеческий организм как целостную структуру, в которой все изменения взаимосвязаны, взаимообусловлены и подвергаются воздействию изменяющихся условий внешней среды. Воздействие на активные биологические точки эффективно при самых разнообразных расстройствах - психопатических, гуморальных, вегетативных, висцеральных и др.

Болевой синдром (БС) является ведущим в клинике стоматологии. АП обеспечивает выраженное снижение БС, особенно на начальных этапах: при послеоперационных и травматических повреждениях челюстно-лицевой области (ЧЛО), воспалительных и стоматоневрологических заболеваниях. Часто БС купируется в момент проведения первого лечебного сеанса, далее эффект АП нарастает и к 3-4 сеансу ВС уменьшается или купируется полностью. Хронический БС и нарушение функции невротизирует больных, вызывает расстройство сна, нарушения ряда вегетативных функций с характерной клинической симптоматикой, изменяет уровень социальной адаптации. Рефлексотерапия обладает мощным седативным эффектом, быстро снимает невротический фон.

Рефлекторная вазоконстрикция в области пораженного очага приводит к локальному накоплению биологически активных веществ, раздражению нервных окончаний, возникновению дисфункции органов, что сопровождается чувством напряжения, болью, ограничением функций. АП вызывает стойкую релаксацию. АП снижает тканевую гипоксию. Уменьшает концентрацию медиаторов воспаления и отек, улучшает трофику и микроциркуляцию тканей, улучшает регенерацию. АП оказывает также иммуномодулирующее, гипосенсибилизирующее действие, улучшает иммунологический статус организма, активизирует весь проводимый комплекс лечения и делает его результаты более стойкими.

Овладение РТ и применение ее в лечебной практике повышает интеллект врача, изменяет стереотип мышления и подхода стоматолога к больному, улучшает качество стоматологической помощи. Сокращение сроков реабилитации, уменьшение или снятие фармакологической поддержки, восстановление функции при патологии 5-10-летней давности указывает на большие перспективы методов рефлексотерапии в стоматологии.

РЕФЛЕКСОАНАЛЬГЕЗИЯ В ЧЕЛЮСТНО-ЛИЦЕВОЙ И ПЛАТИЧЕСКОЙ ХИРУРГИИ
Н.А. Зиновьев, Г.Г. Таптунова (Москва)

Терапия послеоперационных болевых синдромов (БС) и по сей день представляется актуальной задачей. В челюстно-лицевой хирургии БС являются одними из наиболее интенсивных в связи с особенностями сенсорной организации данной области (зона представительства самого крупного из чувствительных нервов - тройничного, короткость афферентных путей, многочисленные анастомозы с вегетативными ганглиями), обостренным психо-эмоциональным реагированием на операционную травму. Проведение операций в областях, прилегающих к верхним дыхательным путям, влечет за собой увеличение гипоксии и послеоперационных метаболических нарушений, делает нежелательным, а иногда и опасным применение наркотических анальгетиков, осложняет течение раневого процесса. По ряду причин не всегда оправдано использование нестероидных противовоспалительных препаратов, обладающих выраженным анальгетическим эффектом. В таких ситуациях методом выбора может быть применение нелекарственных методов подавления боли, что позволяет внести определенный вклад в решение серьезной медико-социальной проблемы, связанной с использованием наркотических анальгетиков. Одним из таких методов является рефлекторная анальгезия, осуществляемая при помощи чрезкожной электронейростимуляции (ЧЭНС).

Применение ЧЭНС в послеоперационном периоде позволяло в подавляющем большинстве наблюдений купировать БС (80-85 %). При этом эффект рефлекторного болеутоления превосходил эффект промедола, соответствовал эффекту морфина и приближался к эффекту дипидолора. Учитывая более выраженную аффинность экзогенных опиатов к опиатным рецепторам, наркотические анальгетики, в случае недостаточной эффективности ЧЭНС, следует вводить после проведения сеанса.

Применение ЧЭНС, по нашему мнению, допустимо при комбинированном (рентгенотерапия, хирургия) лечении онкологических заболеваний челюстно-лицевой области и решается в каждом случае индивидуально. Методически затруднительным и малоэффективным оказалось применение ЧЭНС после операции половинной электрорезекции языка. Не наблюдали эффекта, как, впрочем, и от применения различных наркотических анальгетиков, при БС, вызванных тугим бинтованием после закрытия больших поверхностей свободными кожными лоскутами. Отсутствие заметного влияния ЧЭНС на основные жизненно-важные функции организма позволяло применять метод в послеоперационном периоде в течение 2-4 дней, что свидетельствует о его безопасности. Резюмируя вышеизложенное, можно рекомендовать более широкое использование ЧЭНС с целью купирования послеоперационных БС в хирургической практике.

ХАРАКТЕР ИЗМЕНЕНИЙ В ПЕРИФЕРИЧЕСКИЙ И ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ ПРИ НЕВРИТАХ НИЖНЕГО АЛЬВЕОЛЯРНОГО НЕРВА
С.Л. Рабинович, О.Н. Московец (Москва)

Диагностика нарушений чувствительности при невритах, а также выбор методов и контроль за проведенным лечением в настоящее время представляет особую трудность в связи с отсутствием объективных методик исследований.

Соматосенсорные вызванные потенциалы (ССВП) являются отражением процесса передачи сенсорных сигналов в периферических и центральных отделах нервной системы. Целью настоящей работы являлась объективная оценка функционального состояния нижнего альвеолярного нерва при невритах на основании изучения показателей ССВП.

Нейрофизиологические исследования были проведены у 24 больных по разработанной методике (СА. Рабинович, 1984). Оценка особенностей нарушения функционального состояния исследуемого нерва проводилась на основании сопоставления показателей ССВП, зарегистрированных у данной группы больных, с аналогичными показателями группы здоровых испытуемых.

У большинства больных с невритом нижнего альвеолярного нерва нарушения чувствительности клинически проявлялись в сочетании явлений выпадения чувствительности (анестезия, гипестезия) с явлениями раздражения (парестезия). Данные нейрофизиологических исследований позволили выявить, что наибольшие изменения показателей ССВП наблюдались прираздражении тканей с нарушенной чувствительностью. Это проявлялось в значительном снижении или отсутствии ранних компонентов ССВП с латентным периодом до 120 мсек. Вместе с этим было выявлено нарушение пропорциональности между интенсивностью вызываемых у больного ощущений и амплитудой ранних и поздних волн ССВП. Полученные данные свидетельствуют о том, что при невритах развивается значительное снижение возбудимости миелинизированных нервных волокон, которая может быть обусловлена компрессией или гипоксией нерва.

Анализ показателей ССВП, зарегистрированных у больных при раздражении тканей как с нарушенной чувствительностью, так и в симметричной области показал, что значительно увеличивается амплитуда поздних волн ССВП при интенсивности раздражения, равного порогу ощущения. Поскольку при пороге ощущения возбуждаются только низкопороговые миелинизированные нервные волокна, то отмеченное увеличение амплитуды ССВП свидетельствует об увеличении возбудимости центральных структур мозга, которые участвуют в передаче сигналов, поступающих по этой группе волокон. В соответствии с этим в состав комплексного лечения неврита необходимо включать мероприятия, направленные на увеличение возбудимости как миелинизированных нервных волокон за счет снятия гипоксии и компрессии нерва (И.С. Карапетян и соавт., 1984), так и центральных "структур за счет использования рефлекторного воздействия (И.А. Шугайлов, 1985). Таким образом, при невритах нарушения чувствительности обусловлены изменениями возбудимости как периферических, так и центральных отделов нервной системы.

Организация медицинской помощи больным с болевыми синдромами” Российская научно - практическая конференция. Тезисы, 1997г., Новосибирск, стр. 88 - 105

   

При использовании материалов данного сайта ссылка на источник обязательна. Фонд SAPF©.