Неспецифические рефлекторно-мышечные синдромы при функциональной патологии двигательной системы (патофизиология, клиника, реабилитация)

Главная

SAPF

Центры

Организации

Материалы

Болевые синдромы

Лечение

Информация

Гостевая книга

Обратная связь



http://magazin-nissan.ru/pathfinder богатый выбор из наличия.

Здесь http://www.farforcrystal.ru китайский фарфор по низким ценам. Купить китайский фарфор.
 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК
СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
РЕГИОНАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ И ПАТОМОРФОЛОГИИ

Петров Константин Борисович
А В Т О Р Е Ф Е Р А Т
диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

Работа выполненена в Новокузнеском государственном ордена Трудового Красного Знамени институте усовершенствования врачей МЗ РФ

Научный консультант:
доктор медицинских наук, профессор И.Р.Шмидт
Официальные оппоненты:
доктор медицинских наук, профессор Г.И. Непомнящих
доктор медицинских наук, профессор П.И. Пилипенко
доктор медицинских наук, профессор Л.Ф. Васильев
Ведущая организация:
Научно-исследовательский институт фармакологии
Томского научного центра СО РАМН

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Болевые мышечно-дистонические синдромы вертеброгенного, висцерогенного и артрогенного происхождения чрезвычайно распространены среди населения (А.М. Прохорский, 1987; В.А. Карлов, 1994). Их медико-биологическая значимость подтверждается исследованиями ряда авторов (Е.С. Заславский, 1980; Г.А. Иваничев 1988, 1990; И.Р. Шмидт, 1992).

Анализ литературы свидетельствует, что в последние 20 - 30 лет при изучении рефлекторных двигательных расстройств у больных с заболеваниями опорно-двигательного аппарата и связанных с ним систем внимание исследователей было преимущественно сосредоточено на совершенствовании методов нозологической диагностики, а также на оценке тяжести и определении прогноза отдельных патологических состояний. В этой связи было описано значительное число симптомов и синдромов, диапазон которых простирается от изолированных изменений мышечного тонуса в пределах 1 - 2 сегментов (И.З. Марченко, 1970; D.S. Walther, 1988; Ph. Greenman, 1989) до глобальных дезорганизаций моторного стереотипа (V. Janda, 1978, Л.Ф. Васильева, 1997).

Лишь сравнительно недавно было замечено, что самая разнообразная патология мышечно-скелетной системы и внутренних органов часто проявляться весьма близкими закономерностями перераспределениями тонуса скелетных мышц (Я.Ю. Попелянский с соавт.,1983; В.П. Веселовский, 1991; Л.А. Кадырова с соавт. 1990, 1991; K. Lewit, 1987, 1993; Кр. Смит и Дж. Шейфер, 1993). Однако, имеющиеся по этому поводу сообщения крайне противоречивы и существенно отличаются друг от друга по своему клинико-патогенетическому обоснованию.

Сопоставление разрозненных фактов свидетельствует, что в ряде случаев, независимо от характера или локализации первичного процесса, реализуются близкие по своей структуре неспецифические тонические установки. Действительно, синдром острого живота, кроме дефанса брюшной стенки, нередко сопровождается повышением тонуса других сгибателей тела (М.В. Черноруцкий, 1953), похожая "внутриутробная поза" наблюдается при менингиальном синдроме (Н.К. Боголепов, 1953), а также при интенсивных дискогенных поясничных болях (А.Д. Динабург с соавт., 1967). При патологии верхнего квадранта тела (шейный остеохондроз, перелом лучевой кости, инфаркт миокарда, туберкулез легких, холецистит) тоже могут диагносцироваться идентичные мышечные реакции в виде приводящей плечелопаточной контрактуры (Б.Г. Петров, 1962; И.Б. Гордон, 1966; Е.С. Заславский, 1970; Я.Ю. Попелянский, 1981; В.В. Котенко и В.А. Лоншаков, 1987).

Предварительное изучение подобных проявлений (Л.Д. Потехин, К.Б. Петров, 1992) при функциональной патологии двигательной системы (под этим термином мы подразумеваем рефлекторные дистонические нарушения со стороны скелетных мышц любой этиологии, при отсутствии клинически актуальных органических поражений ЦНС) показало, что их набор весьма ограничен.

Найденные клинические феномены получили название неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов (НРМС) и были определены как закономерное перераспределение мышечного тонуса на туловище и конечностях, возникающее в ответ на раздражение рецепторов мышечно-скелетной системы и связанных с ней структур патоморфологическим субстратом, независимо от его локализации, а также степени патогенного влияния, и влекущее за собой вторичные патобиомеханические и сенсорно-альгические расстройства.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ: изучить наиболее общие закономерности мышечно-тонических расстройств при функциональной патологии двигательной системы и обосновать их практическое использование.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ:

1) на основе анализа литературы произвести топическую классификацию уже известных мышечно-тонических расстройств при функциональной патологии двигательной системы;

2) определить нейрофизиологические предпосылки и разработать концептуальные модели неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов;

3) выявить основные клинико-диагностические критерии выделяемых синдромов;

4) уточнить топографию свойственных им миодистонических проявлений;

5) изучить основные нейрофизиологические характеристики еспецифических рефлекторно-мышечных синдромов;

6) на различных клинических моделях (рефлекторные и компрессионные синдромы остеохондроза позвоночника, больные с резидуальным синдромом спинальной спастической параплегии) исследовать некоторые биофизические и нейрофизиологические свойства миофасциальных триггерных пунктов (ТТ), являющихся неотделимым компонентом изучаемых синдромов;

7) практически обосновать перспективные направления прикладного применения неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. Впервые выделена группа неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов, являющихся наиболее обязательным компонентом в структуре нарушения мышечного тонуса при функциональной патологии двигательной системы. Установлено, что в их основе лежит патологическая стабилизация некоторых двигательных синергий бульбарно-мезенцефального уровня.

Доказано, что патологическая афферентация, исходящая из пораженных структур мышечно-скелетной системы, не обладает должной специфичностью в отношении того или иного из выделяемых синдромов. Определено, что манифестация конкретного неспецифического рефлекторно-мышечного синдрома зависит от состояния преморбидной лабильностью нейромоторных систем.

Описаны новые клинические признаки корешковых компрессий при остеохондрозе позвоночника, влияющие на клинический полиморфизм изучаемых неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов.

Доказано, что рефлекторные миотонические реакции при поражении двигательной системы в условиях интактной ЦНС по своим наиболее общим характеристикам тождественны гамма-ригидности.

Открыты новые факты, касающиеся структурно-функциональной организации триггерных и акупунктурных точек. Доказана тесная связь триггерных пунктов с гамма- и их отсутствие при альфа- формах мышечной ригидности.

Представлена оригинальная концепция патогенеза миофасциальных триггерных болей, намечены перспективные направления по их профилактике и лечению.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ. Описанные неспецифические рефлекторно-мышечные синдромы (НРМС) позволяют прогнозировать возникновение ряда вторичных патобиомеханических расстройств, весьма удаленных от очага первичной ирритации, что облегчает их диагностику и профилактику.

Разработанные принципы использования НРМС в качестве единой алгоритмической основы для широкого набора реабилитационных методов (массаж, мануальная терапия, электроанальгезия, медикаментозные блокады, облучение лазером, лечебная гимнастика и т.д.) дают возможность существенно упростить их применение, сократить длительность и повысить эффективность лечения.

В качестве одного из средств профилактики НРМС предложен способ "деавтоматизации" сложившихся двигательных стереотипов с помощью специальных видов лечебной гимнастики.

Апробирована оригинальная методика снижения уровня гамма-ригидности у больных с органическим поражением ЦНС путем инактивации триггерных пунктов. Предложенный метод пневмодеструкции ТТ, отличаясь простой и надежностью, является достойной альтернативой инъекциям локального анастетика и незаменим при лекарственных аллергиях.

Даны рекомендации по усовершенствованию акупунктурных игл. Обосновано применение осмотерапии, а также антигистаминных и антисеротаниновых препаратов для купирования миофасциальных триггерных болей.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ.

1. При функциональной патологии двигательной системы наиболее обязательные нарушения мышечного тонуса имеют филогенетическую связь с древними статико-локомоторными синергиями бульбарно-мезенцефального уровня.

2. Изучаемые миодистонические расстройства носят глобальный характер и и могут быть сведены к принципиально немногочисленным клинико-патогенетическим вариантам - неспецифическим рефлекторно-мышечным синдромам.

3. Каждый из трех описанных НРМС обладает индивидуальной нейрофизиологической характеристикой, связанной с участием спинальных мотонейронов определенной модальности.

4. Церебральные механизмы НРМС характеризуются повышением активности бульбарно-мезенцефальных центров.

5. Манифестация конкретного НРМС определяется состоянием преморбидной лабильности ЦНС.

6. Триггерные пункты являются неотделимым компонентом моторных и вегетативных реакций руброспинального уровня и представляют собой филогенетическую модификацию периферических рецепторных систем.

7. НРМС - важный, но не единственный элемент в сложной палитре функциональных двигательных расстройств мышечно-скелетной системы.

8. Эффективность практического использования НРМС в качестве алгоритмической основы для различных лечебно-реабилитационных методов подтверждается клиническими и нейрофизиологическими исследованиями.

ВНЕДРЕНИЯ В ПРАКТИКУ. Результаты настоящей работы внедрены в практику реабилитационных и неврологических отделений клинических больниц № 5, № 1, № 29 и центра Ортопедической Реабилитации Инвалидов г. Новокузнецка, а также Травматологической поликлиники г. Южно-Сахалинска, лечебных учреждений гг. Томска и Киселевска. Материалы диссертации используются в учебном процессе кафедр Новокузнецкого ГИДУВа, Томского и Барнаульского медицинских университетов.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные результаты работы доложены на республиканской научно-практической конференции "Реабилитация инвалидов с нарушением двигательных функций" (Новокузнецк,1991), на Втором и Третьем Международных конгрессах вертеброневрологов (Казань, 1992, 1993), на Второй конференции по актуальным вопросам вертеброневрологии РМА последипломного образования и Московской ассоциации мануальной медицины (Москва, 1994), на конференции Института Комплексных Проблем Гигиены и Профзаболеваний СО РАМН "Региональные проблемы экологии" (Новокузнецк,

1994), на итоговых конференциях регионального научно-практического общества неврологов, посвященных проблемам сколиотической деформации позвоночника и акупунктуре (Новокузнецк, 1993, 1994), на межинститутской проблемной комиссии "Реабилитация при заболеваниях и повреждениях нервной системы и позвоночника" (Новокузнецк, 1993, 1997), на Всероссийской конференции "Актуальные вопросы неврологии", посвященной 70-летию кафедры неврологии Новокузнецкого ГИДУВа (Новокузнецк, 1997).

ПУБЛИКАЦИИ. По материалам диссертации опубликовано 30 научных трудов, получены приоритетные справки на 5 авторских свидетельств.

ОБЪЕМ И СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ. Диссертация содержит 445 страниц машинописного текста, снабжена 50 иллюстрациями и 12 таблицами и состоит из введения, 2 глав обзора литературы, 5 глав, посвященных собственным исследованиями и их обсуждению, выводов и трех приложений, содержащих данные статистической обработки и комплекс лечебной гимнастики. Список литературы состоит из 422 источников, из них 86 - на иностранных языках.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Основные нейрофизиологические предпосылки неспецифических рефлекторно-мышечных синдромов. При обосновании концептуальных моделей НРМС мы исходили из представлений классической нейрофизиологии, полагая, что в основе большинства миодистонических проявлений лежит весьма ограниченный набор двигательных заготовок (матриц), являющихся продуктом деятельности низовых спинально-стволовых отделов ЦНС. Клинические сопоставления позволили предположить, что наиболее типичные рефлекторные проявления подобного рода имеют отношение к синергиям стояния и ходьбы.

Известно, что нейронная организация ортостатической синергии в своих основных проявлениях связана с деятельностью среднего мозга, четырехопорная диагональная локомоция животных также реализуется на уровне среднего мозга (Р. Магнус, 1962; И.С. Беритов, 1966). Данные нейрофизиологии (Н.А. Бернштейн, 1966), клинической неврологии (Н.К. Боголепов, 1953) и наблюдения психологов-бихевиористов (А. Пиз, 1994) позволяют заключить, что филогенетически наиболее важные действия верхней конечности могут быть обеспечены шестью основными двигательными синергиями. Четыре из них происходят от локомоторной функции и имеют среднемозговое происхождение (Рис. 1 A-D), а две других возникли как собственно-мануальные, всвязи с обеспечением захвата предмета и поднесения его ко рту, их верховное представительство находится в премоторных зонах лобного мозга (Рис. 1, I-F).

Многочисленные электрофизиологические исследования также подтверждают, что у больных с клиническими проявлениями остеохондроза позвоночника имеются признаки преимущественного повышения функциональной активности продолговатого и среднего мозга, а также диенцефальной области (Л.Р. Зенков, 1985, В.Н. Шевага, 1994, А.А. Барвинченко с соавт., 1994).

Таким образом, имеются все основания для поиска патогенетических связей между типичными миодистоническими синдромами при функциональной патологии двигательной системы и древними статико-локомоторными функциями.

Клинический материал, методы обследования и лечения. Материалом для настоящей работы послужили 586 больных и испытуемых. Изучение НРМС осуществлялось у 314 больных с помощью клинических неврологического и нейроортопедического методов (О.Г. Коган с соавт, 1977; В.П. Веселовский с соавт., 1982), а также методами мануальной диагностики (К. Левит с соавт.,1993).

Рис.1. Двигательная синергия верхней конечности. А - сгибательная локомоторная синергия руки; В - первая разгибательная локомоторная синергия руки; С - вторая разгибательная локомоторная синергия руки; D - третья разгибательная локомоторная синергия руки; I - разгибательная собственно-мануальная синергия руки; F- сгибательная собственно-мануальная синергия руки.

Остеохондроз поясничного отдела позвоночника диагносцировался в 42.53 %, шейного - в 29.62 %, грудного - в 2.25 %, многоуровневый остеохондроз - в 10.19 %; заболевания суставов конечностей наблюдались в 5.73 %, легких - в 6.5 %, органов брюшной полости - в 1.59 %, ишемическая болезнь сердца в 0.63 %, прочие заболевания - в 0.96 %.

Для объективизации пространственно-топографических особенностей НРМС у 45 больных было предпринято многоканальное электромиографическое (ЭМГ) исследование наиболее актуальных мышц в условиях покоя и при раздражении ТТ с помощью электроэнцефалографа "EEG 16 S" (Венгрия).

При локализации мышечно-тонических реакций в области плечевого пояса предстояло доказать их филогенетическую связь с группой ручных локомоторных синергий. Для этого у 6 здоровых добровольцев изучались ЭМГ-характеристики 16 мышц плечевого пояса и руки во время повторения ими заданных синергических движений (Рис. 1).

У 171 больного была исследована прочность мягких тканей в области триггерных точек при введении в них кислорода. С этой целью было сконструировано специальное устройство - пневмодеструктор, состоящий из шприца с подключенным к нему манометром.

Динамика гидростатического давление в области триггерных и акупунктурных точек регистрировалась у 30 пациентов в стандартных условиях покоя прибором "DISA 2100 URO - SISTEM" (Дания).

Роль ТТ в патогенезе повышения мышечного тонуса изучалась у 45 больных с синдромом спинальной спастической параплегии при помощи уже описанных методов пневмодеструкции и многоканальной электромиографии, а также исследованием "кривых рекрутирования" Н-рефлекса (Л.О. Бадалян, И.А. Скворцов, 1986) и спинального полисинаптического рефлекса при электрическом раздражении ТТ (оригинальная методика) на усовершенствованном электромиографе "MG-42" (Венгрия).

Изучение спинальных механизмов НРМС проводилось у 98 больных с функциональной патологией двигательной системы на основе стандартного анализа порога, амплитуды, латентности, "кривых рекрутирования" (Нтекущее/Мmax*100%) и "кривых восстановления" (Н2/Н1max*100%) Н-рефлекса (В.С. Гурфинкель с соавт., 1965; Ст. Байкушев с соавт., 1974) на электромиографе "MG-440" (Венгрия).

Участие церебральных отделов мозга в патогенезе НРМС изучалось у 17 больных остеохондрозом позвоночника при помощи методики исследования коротколатентных соматосенсорных вызванных потенциалов (ССВП) на аппарате "Neuromatic-2000" - Дания (Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин, 1991).

Воздействие НРМС на устойчивость тела в условиях вертикальной статики исследовалось при помощи стабилографа оригинальной конструкции (Б.Г. Петров, К.Б. Петров, 1982) у 112 больных.

В качестве базового средства статистического анализа использовался пакет программ "STATGRAPHICS" (Ю.Н. Тюрин с соавт.,1995).

Основная задача реабилитационных мероприятий заключалась в купировании болевого синдрома и релаксации мышечных групп, имеющих отношение к клинически актуальным на момент обследования НРМС. С этой целью были разработаны оригинальные методики точечного массажа, терапевтической пневмодеструкции ТТ и лечебной гимнастики, переосмыслена тактика применения ручных манипуляций на позвоночнике и физиотерапии (К.Б. Петров, 1997). Для объективизации динамики результатов лечения использовались вышеописанные элктрофизиологические методики.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Клиническая характеристика НРМС. Наиболее распространенным оказался синдром патологической стабилизации ортостатической синергии (64.33 % от числа обследованных больных). Его клиника характеризуется преимущественно гомолатеральной субъективной и объективной симптоматикой. Выделено две разновидности синдрома: в 38.22 % наблюдалось одностороннее повышение тонуса всей постуральной мускулатуры (Рис. 2) за счет одновременного усиления активности как сгибателей, так и разгибателей (полная ортостатическая синергия); в 26.11 % преобладал тонус только разгибательных (m. triceps surae, m. vastus lateralis, m. gluteus medius, m. erector spinae, m. trapezius pars superior et inferior, mm. erector cervicis et capitis) мышц тела (экстензорная постуральная синергия). Изолированная активация флексорной части ортостатической синергии (m. tibialis anterior, mm. ichiocruralis, mm. abdominis, mm. pectoralis maior et minor, mm. scaleni) была нетипичной и обнаруживалось лишь у 2 больных (0.64 %).

Синдром патологической стабилизации локомоторной синергии встречается почти в 2 раза реже предыдущего НРМС (35.67 % от числа обследованных больных) и характеризуется отчетливыми диагонально-контрлатеральными зависимостями клинической симптоматики. Различается два его варианта: полная локомоторная синергия (19.43 %) состоит из двух фрагментов - флексорной и экстензорной диагоналей (Рис. 3). Самостоятельное проявление наиболее значимой экстензорной диагонали (гомолатеральные: m. triceps surae, m. vastus lateralis, m. gluteus medius, pars lumborum m.. erector spinae и контрлатеральные: pars thoracicus m. erector spinae, m. trapezius pars superior et inferior, mm. erector cervicis et capitis) наблюдалось в 16.24 %.

Изолированной стабилизации флексорной диагонали (контрлатеральные: m. tibialis fnterior, mm. ichiocruralis, mm. multifidi pars lumborum, m. obliquus externus abdominis и гомолатеральные: m obliquus internus abdominis, mm. pectohalis maior et minor, mm. scaleni) в нашем материале не было.

Рис.2. Топография заинтересованных мышц и локализация типичных триггерных точек при синдроме патологической стабилизации ортостатической синергии (использованы принятые в акупунктуре сокращения) 1.Передняя большеберцовая мышца 2. Икроножная мышца 3. Наружная широкая мышца бедра 4. Двухглавая мышца бедра 5. Средняя ягодичная мышца 6. Выпрямитель розвоночника 7. Наружная косая мышца живота 8. Нижняя часть трапециевидной мышцы 9. Большая грудная мышца 10. Верхняя часть трапециевидной мышцы

В случаях синдрома патологической стабилизации разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки (60.51 % от числа обследованных больных) все клинические признаки приурочены к региону плечевого пояса и верхней конечности (Рис. 4). Определяется преимущественная заинтересованность верхних фиксаторов лопатки, внутренних ротаторов и аддукторов плеча, а также трицепса и круглого пронатора. Двухглавая мышца плеча и большинство мышц предплечья в этой синергической реакции принимают незначительное участие. Почти в 99 % случаев данному синдрому сопутствовали НРМС туловища. При сочетании с ортостатической синергией эта связь носит гомолатеральный характер, а с локомоторной - контрлатеральный. Нередко мышечно-тонические реакции верхней конечности имеют асимметричное двухстороннее проявление.

Наиболее распространенными причинами клинического полиморфизма НРМС служат корешковые компрессии, висцеро-моторные влияния и "астенические" состояния у тяжело и длительно болеющих субъектов. В процессе лечения стабилизированная синергия может распадаться на отдельные фрагменты или же заменяться другой, прежде менее актуальной синергией.

Анализ материала не обнаружил существенных индивидуальных различий среди выделенных НРМС по половозрастному и нозологическому признакам, характеру и локализации ведущего патоморфологического субстрата, типу неврологического синдрома остеохондроза позвоночника, сопутствующим заболеваниям, направлению вертебральных деформаций или степени выраженности клинических проявлений. Тем не менее удалось установить, что поясничному остеохондрозу несколько чаще сопутствовал синдром стабилизации ортостатической синергии (41 %).

Рис.3. Топография заинтересованных мышц при синдроме патологической стабилизации ортостатической синергии (по данным визуально-пальпаторных исследований) А. Дорзальные отделы туловища. В. Вентральные отделы туловища. С. Сторона переносной ноги. D. Сторона опорной ноги. 1 - передняя большеберцовая мышца; 2 - камбаловидная мышца; 3 - икроножная мышца; 4 - наружная широкая мышца бедра; 5 - ишиокруральная мускулатура; 6 - мышцы живота; 7 - выпрямитель позвоночника; 8 - грудинно-ключично-сосцевидная мышца; 9 - разгибатели головы и шеи; 10 - подвздошно-поясничная мышца; 11 - передняя зубчатая мышца; 12 - малая грудная мышца; 13 внутренняя косая мышца живота; 14 - наружная косая мышца живота; 15 - внутренние межреберные мышцы; 16 - наружные межреберные мышцы; 17 - нижняя часть трапециевидной мышцы; 18 - ромбовидные мышцы; 19 - лесничные мышцы; 20 - средняя ягодичная мышца; 21 - верхняя часть трапециевидной мышцы.

В изученной литературе мы не нашли клинических аналогов вышеописанным синдромам. Весьма отдаленными прототипами синдрома ортостатической синергии могут служить представления В.П. Веселовского (1984, 1991) о "миофиксации" пораженного отдела позвоночника совокупностью тонических рефлексов; данные J. Dvorak и V. Dvorak (1984) о преимущественно гомолатеральной тонизации постуральной мускулатуры тела при экспериментальной ирритации различных позвоночно-двигательных сегментов; мнение К. Левит (1993) о том, что одной из главных функций туловища и шеи является статика, а при ее нарушении происходит преимущественно односторонняя перегрузка практически всех постуральных мышц.

Рис.4. Топография заинтересованных мышц при синдроме патологической стабилизации разгибательно-приводяще-пронаторной синергии руки (по данным визуально-пальпаторных исследований) 1 - лестничные мышцы; 2 - дельтовидная мышца; 3 - передняя зубчатая мышца; 4 - малая грудная мышца; 5 - плечелучевая мышца; 6 - сгибатель пальцев; 7 - подлопаточная мышца; 8 - длинный разгибатель пальцев; 9 - трехглавая мышца плеча; 10 - круглый пронатор; 11 - квадратный пронатор; 12 - лучевой и локтевой разгибатели запястья; 13 - большая грудная мышца; 14 - трапевиевидная мышца;

С синдромом патологической стабилизации локомоторной синергии созвучны представления некоторых специалистов по мануальной медицине и прикладной кинезиологии (К. Lewit, 1987, 1993; D.S. Walther, 1983, 1988), считающих одной из причин "функциональной патологии" двигательной системы и "реактивных мышечных расстройств" нарушения походки. В остеопатическом правиле "Сводных братьев" (Кр. Смит и Дж. Шейфер, 1993) также утверждается, что между функциональными ограничениями подвижности большинства позвонков существуют диагонально-контрлатеральные взаимосвязи.

Некоторые черты синдрома патологической стабилизации синергии руки можно усмотреть в выделяемом V. Janda (1978, 1979) верхним перекрестном синдроме. Я.Ю. Попелянского с соавт.(1983) указывают на патогенетические связи синдрома плечелопаточного периартроза с контрактурой Вернике-Манна и децеребрационной ригидностью. К. Левита (1987, 1993) видит причину функциональной патологии шеи, плечевого пояса и руки нарушении акта захватывания предмета и приближения его к лицу.

Пространственно-топографическая характеристика НРМС по данным многоканальной электромиографии. При синдроме патологической стабилизации ортостатической синергии в состоянии покоя отмечалось двухстороннее повышение биопотенциалов мускулатуры живота, спины и ишиокруральных мышц. Мышечная активность имела более тесные корреляционные взаимосвязи на стороне изучаемого синдрома. Механическое раздражение ТТ, независимо от их локализации, вызывало преимущественную активацию экстензорного постурального тонуса на одноименной стороне и его ослабление - на противоположной. При этом сгибательные тонические реакции находились в конкурентном антагонизме по отношению к разгибательным.

У больных с синдромом патологической стабилизации локомоторной синергии в условиях покоя ЭМГ-исследованиями и корреляционным анализом были подтверждены клинические представления о диагонально-контрлатеральном паттерне перераспределения мышечного тонуса, однако при раздражении ТТ отмечалась тенденция к подтормаживанию исходного тонического стереотипа, вытесняемого гомолатеральными ортостатическими реакциями. Характерные для данного синдрома диагональные закономерности перераспределения мышечного тонуса были получены лишь с рецептивных полей, лежащих в проекции экстензорной диагонали (контрлатеральная верхне- и, в меньшей степени, ипсилатеральная нижне-квадрантные зоны).

ЭМГ-характеристика тонуса мышц верхней конечности и плечевого пояса в условиях покоя у клинически здоровых лиц по своим качественным характеристикам напоминала вторую разгибательную локомоторную синергию руки (Рис. 1, С). При этом наибольшая активность регистрировалась в нижних фиксаторах лопатки (дистальные отделы трапециевидной и передней зубчатой мышц), аддукторах и внутренних ротаторах плеча (ключичная часть большой грудной, передние пучки дельтовидной мышцы), а также в разгибателях предплечья и кисти (длинная головка трицепса, длинный лучевой разгибатель запястья). У больных с клиническими проявлениями синдрома патологической стабилизации синергии руки наблюдалось некоторое угнетение вышеописанного естественного тонуса покоя, что было особенно выражено в проксимальных отделах региона. Стимуляция ТТ воспроизводила активность, близкую ко второй или третьей разгибательным ручным локомоторным синергиям (аналоги средне-опорной фазы шага и заднего толчка).

Независимо от типа НРМС, раздражение акупунктурных и индифферентных точек вызывало значительно меньший, по сравнению с ТТ, всплеск биоэлектрической активности.

>> Часть 2

   

При использовании материалов данного сайта ссылка на источник обязательна. Фонд SAPF©.