Боль и биоуправление

Главная

SAPF

Центры

Организации

Материалы

Болевые синдромы

Лечение

Информация

Гостевая книга

Обратная связь


Котлы отопительные на твердом топливе длительного горения в Москве

С. С. ПАВЛЕНКО, О. С. ШУБИНА, М. Б. ШТАРК

Областной противоболевой центр. Институт медицинской и биологической кибернетики СО АМН, Новосибирск.

Статья представляет обзор современной литературы по использованию метода биологической обратной связи в лечении болевых синдромов. Миофасциальные, психологические и нейрохимические механизмы формирования хронической боли объясняют эффективность биоуправления в лечении соматогенных и нейрогениых болей.
В частности, описывается применение БОС в лечении мигрени, головных болей напряжения, фантомного болевого синдрома. Считается перспективным применение биоуправления при ревматоидном артрите, хронической боли в спине, в онкологии, посттравматических болях. БОС-тренинг помогает пациенту приобрести навыки саморегуляции и осознать возможности совершенствования волевых усилий в редуцировании упорного болевого синдрома.

Общие соображения

Боль — это сложный комплекс физиологических реакций организма, а также мыслей, образов, чувств, испытываемых больным человеком. Его внутренний диалог, часто отражающий чувство беспомощности, безнадёжности, потери контроля, представления, воображение, мотивация, ожидания результируются в болезненный синдром. Психическая дезадаптация, нарушение интраиинтерперсональных отношений могут стать источником самоиндуцированной боли. В свою очередь, болевой синдром — частая причина нарушений адаптации, психических расстройств. Порог болевой чувствительности обратно пропорционален общей жизненной динамике человека. Скучающий, печальный, отгораживающийся человек гораздо тяжелее переживает боль, чем человек весёлый, жизнерадостный, увлечённый. Известен исторический факт удачной борьбы с подагрическими болями немецкого философа Канта, который умел во время острых приступов боли концентрироваться на интересующем его философском вопросе [8]. Нередко боль не имеет никаких очевидных анатомических объяснений. Ещё Спиноза (XII век) классифицировал боль как форму печали, скорби, относя этот феномен к первичным эмоциям.

Боль содержит в себе психологический, и биологический компоненты. Психологические компоненты болевой перцепции — это тревога, страх, депрессия, особенности локус-контроля, внимания, суггестия, подкрепление. Острая боль легко локализуется и распознаётся и фактически может различными путями быть связанной с хронической болью. Острая боль проявляется увеличением мышечного напряжения, сердечного ритма, кровяного давления, кожного сопротивления, периферической вазоконстрикции вместе с другими индикаторами симпатической активации. Аналогичными сигналами сопровождаются состояния тревоги, страха. Хронический болевой-синдром большинством авторов рассматривается как аналог депрессивнего расстройства [7].

Taким образом, единственно верным решениемпри поисках воздействия на частные проявления боли является системный подход в её изучении. Следовательно, чрезвычайно актуален и поиск лечебных методов, объединяющих в себе различные патогенетические подходы.

Таким универсальным методом борьбы с болью является биоуправление, представляющее собой когнитивно-поведенческую процедуру, успешность проведения которой зависит от того, насколько учитывается комплексность болезненных ответов, то есть не только физиологические реакции пациента в режиме биоуправления, их динамика, но и личностные особенности пациента, его проблемы, внутренний диалог, который он ведёт с самим собой, степень доверия между врачом и больным человеком.

Биоуправление — это комплекс идей, методов и технологий, базирующихся на принципах биологической обратной связи и направленных на развитие и совершенствование механизмов саморегуляции физиологических функций при различных патологических состояниях и в целях личностного роста. В ходе процедур биоуправления объекту посредством внешней обратной связи, чаще всего организованной на основе ЭВМ, подаётся информация о состоянии тех или иных физиологических процессов, что позволяет испытуемым научиться контролировать физиологические параметры и закреплять эти навыки с тем, чтобы в дальнейшем использовать их в повседневной жизни. В основу метода доложены кибернетические представления о механизмах регуляции и управления систем посредством обратной связи. Он является попыткой использования инженерных принципов обратной связи для управления физическими параметрами физиологических систем [3, 1I].

БОС — уникальная возможность для пациента осознать единство и взаимосвязь мыслей, образов, чувств и физиологических реакций, которые предшествовали, сопровождали и следовали за физиологическим ответом, наблюдаемым на мониторе, понять, какими психологическими проблемами спровоцировано болевое расстройство и, как следствие, — научиться управлять вегетативными реакциями,,бороться с болью ...

Какие же патогенетические механизмы развития болевого синдрома могут стать терапевтической мишенью биоуправления? Существует несколько рациональных объяснений использования БОС при болевом синдроме [44].

1. Определённые типы болей (например, головная боль напряжения, боль, связанная с обострением остеохондроза) базируются на длительном напряжении мышц. Многие висцеральные боли также содержат спастический компонент. Высокий и устойчивый уровень мышечного напряжения может ограничить подвижность, потенцируя боль, вызванную повреждением тканей. В этих случаях с целью снятия мышечного напряжения используется электромиографический БОС-тренинг.

2. Стресс, тревога, депрессия могут спровоцировать рефлекторный мышечный спазм, вазомоторные изменения, локальную ишемию, вызывающие болевой синдром, В этом случае температурно-миографический БОС, как психорелаксационный тренинг, оказывает редуцирующее воздействие на эмоциональную составляющую болевого синдрома, снижает симпатический тонус и проявления сопутствующих ему вегетативных нарушений.

3. Эндорфинный механизм. Считается установленным фактом роль мышц и сухожилий в продуцировании нейропептидов (эндогенных опиатов), осуществляющих в организме процесс обезболивания. Ряд авторов указывают на изменения продуцирования нейропептидов в процессе температурно-миографического БОС-тренинга [I]. Однако, помимо прямого обезболивающего действия, эндогенные опиаты участвуют косвенным образом и в механизме обезболивания, воздействуя на высшие нейропсихических функции человека: упорядочивание эмоционального поведения ("внутренние нейролептики"), индукция чувства удовлетворения, вознаграждения [4]. В литературе существуют многочисленные указания универсальности регулирующего действия эндогенных опи-атов на состояние гипоталамо-гипофизарной системы. Опиаты, оказывают, влияние почти на все гипофизариые гормоны, участвуя в формировании стрессорных .реакций организма. .

2. Биоуправление при головных болях

Краеугольным камнем клинического биоуправления многие авторы считают использование БОС-тренинга при терапии головных болей, особенно головных болей напряжения, и мигрени [42]. Неопровержимо, что в генезе головной боли большую роль играют психологические и когнитивные факторы [16, 31,34, 37].

Benedittis et a 1. [21] подчеркивает роль личности пациента в этиологии головных болей. Обследованные им пациенты негативно оценивали жизненные события, имевшие место задолго до возникновения головных болей, имели тенденцию к пессимистическому взгляду на жизнь.

G. Nattero et at. [41] провели исследования, позволившие, сделать вывод, что головными болями чаще страдают личности, живущие эмоционально бедной семейной и социальной жизнью, потерявшие интерес к сексуальным отношениям, имеющие заниженную самооценку., Профиль теста ММР1 характеризовался повышением, по шкалам ипохондрии, депрессии, конверсионной истерии, психастении, аутизации у женщин и ипохондрии, депрессии, криверсмоцмой истерии, психопатии, психастении у мужчин. В. Vahlquist [43] считает, что лица, страдающие мигренью, отличаются высоким уровнем притязаний, перфекционизмом, амбициозностыо. А. Р. Friedman, I. С. Storch [27], W. С. Alvarez [18] описывают больных мигренью как педантичных, авторитарных, склонных к морализированию, .предубеждению, упрямых ненавязчивых людей, в основе характера которых лежит пядааленныи гнев, реализующийся в сосудистых спазмах Ч Адлер, ,Ш.Адлер (1993) .подчеркивают особенности взаимодействия больных мигренью с другими людьми: они часто испытывают чувство обиды, эмоционально ригидны. Им свойственны избыточные требования суперэго, запросам которого не соответствуют ни сам пациент, ни его окружение, их отличают трудности при сохранении равновесия между подавлением и проявлением враждебности. L. Kudrow, В. J. Sutkus [35] полагают, что у лиц с головной болью напряжения выражен невротизм, депрессия и тревога. Часто причиной хронической головной боли является психическая травматизация в детском возрасте, амнезированная пациентом [19]. Этим диктуется необходимость при лечении головных болей глубокого психологического анализа личности пациента, понимания его проблем. Головная боль — один из наиболее часто встречающихся симптомов при невротических, неврозоподобных и аффективных расстройствах. По данным R. Hegglin (1961), психогенная головная боль встречается намного чаще, чем головные боли иной этиологии.

При лечении мигрени, по мнению большинства авторов наиболее эффективен температурный БОС-тренинг [10, 16, 27, 33]. Известно, что реакция стресса сопровождается централизацией кровообращения, "перекачиванием" крови к жизненно важным органам, повышением АД, ускорением кровотока, снижением притока крови к конечностям и спазмом периферических сосудов. Таким образом, охлаждение рук — сигнал начала стресса, а приобретение навыка произвольного контроля за температурой кончиков пальцев конечностей — эффективный способ расширить сосуды конечностей, снизить артериальное давление, повысить периферическое сопротивление и тем самым предотвратить развитие психоэмоционального напряжения либо снизить его уровень. По данным Т. А. Айвазян [I], БОС-тренинг по температуре снижает величину прироста бета-эндорфинов в условиях стресса (счёт в уме при дефиците времени), что объясняется повышением психологической толерантности больных, проходящих курс биоуправления, к стрессовым воздействиям.

Тренировка повышения температуры рук способствует снижению симпатической активации, вызывает физиологические сдвиги, которые могут оборвать начавшийся болевой приступ. Анализ переживаний, образов, возникающих у пациента во время тренинга, позволяет ему понять их роль в возникновении боли и предупреждать её возникновение.

При головной боли напряжения эффективен электромиографический БОС фронтальной мышечной группы [23, 29]. Стрессовая ситуация или угроза её возникновения всегда связана с повышением мышечного тонуса, возрастанием электрической активности мышечной ткани, которая может быть отражена с помощью электромиограммы. Мышечная активность изменяется в широких пределах, но человек осознаёт только мышечное напряжение, связанное с движением, а высокий мышечный тонус, вызванный психоэмоциональным напряжением, часто остаётся ниже порога восприятия. Предоставление пациенту информации об электрической активности мышечных волокон позволяет ему увидеть наглядно степень его психической дезадаптированностм и в то же время даёт ему возможность, снизив мышечную активность, добиться состояния релаксации при одновременном снижении сопутствующих стрессу высоких показателей ЧСС, АД, ритма дыхания, что способствует улучшению, психического состояния. Особенно эффективным электромиографическим БОС-тренингом при состояниях психоэмоционального напряжения является биоуправление по миограмме фронтальных мышц, которые в меньшей степени, чем другие мышечные группы, находятся под контролем сознания. Однако ряд исследователей опровергают прямую .зависимость повышенного тонуса фронтальной мышечной группы и интенсивности головной боли. Лабораторные исследования, проведённые Р. Шерманом, С. Еванс, Д. Арена [13], показали, что не всегда боль начинается сразу, в момент напряжения мышц, и проходит после расслабления. Связь может быть более сложной и продолжительной во времени. Даже незначительное мышечное напряжение, не выходящее за рамки обычных колебаний, может способствовать высвобождению биологически активных веществ, что приводит к усилению головных болей. Необходимо учитывать вклад, вносимый близлежащими крупными мышцами, например, трапециевидной. Среди пациентов с головными болями напряжения можно выделить группу, в которой напряжение мышц предшествует возникновению головной боли. По данным ряда исследователей, сочетание температурного и миографического биоуправления с психотерапевтическими методами (прогрессивная мышечная релаксация, систематическая десенситизация и многие другие) при лечении головных болей напряжения и мигрени значительно повышают эффективность воздействия [17, 20, 23, 24, 25, 28, 32, 38].

Ряд авторов указывают на эффективность использования при краниалгиях электроэнцефалографического тренинга по альфа-ритму [5, 39]. В последнее время появляются сообщения об успешном применении электромиографичеекого, температурного и электроэнцефалографического БОС-тренинга при терапии посттравматических головных болей [30, 40].

3. Фантомные боли

Значительную роль в происхождении фантомных болей после ампутации играют кровообращение и степень мышечного напряжения в культе, а также, психологические факторы. Положительный лечебный эффект у пациентов с судорожными фантомными болями оказывает поверхностная электромиографическая БОС, а на пациентов со жгучими фантомными болями позитивное воздействие оказывает температурный БОС-тренинг в сочетании с психотерапевтическим воздействием [13].

Нередко у пациентов с судорожными фантомными болями после ампутации напряжение мышц часто предшествует появлению болей. Пациенты с помощью БОС учатся понимать, какие факторы их повседневной жизни вызывают повышение тонуса и стараться избегать их, тем самым препятствуя развитию болевого синдрома.

Эти же закономерности прослеживаются и при лечении методом БОС пациентов с поясничными болями, появлению которых предшествует напряжение мышц.

4. Боль и депрессивное расстройство

Нейрохимические корреляты боли во многом совпадают с нейрохимическими коррелятами эмоциональных расстройств. Ряд авторов считают хронический болевой синдром аналогом депрессивного расстройства. В современной классификации психических расстройств DSM-111 R выделяются отдельные рубрики — "Хроническая боль", "Соматоформное болевое расстройство".

Депрессивные пациенты нередко ведут себя самодеструктивно. Испытывая иррациональное чувство вины, стремясь к самонаказанию, они склонны к несчастным случаям, неосознанно провоцируют развитие у себя различных заболеваний, не обращаясь вовремя к врачу, не придавая значения проявлениям болезни, и даже в ситуации успеха, благополучия,- стабильного социального статуса они часто прибегаю! к самопоражающим маневрам. Во многих случаях депрессия приводит к самоин-дуцированиой боли.

С. Eastaian [26] описал поведенческие формулировки депрессии. Основная идея состоит в том, что депрессия как поведенческая установка есть результат недостаточного позитивного подкрепления. Бихевиоральная модель Levinson (1962), основанная на принципах социальной теории научения, также объясняет депрессию низким уровнем положительного подкрепления и высоким уровнем отрицательных переживаний.

Пациентам с депрессивными нарушениями не знакомо чувство "завершённости". Если понаблюдать за их поведением, то легко можно обнаружить, как отодвигаются ими "на завтра" самые важные дела, как они создают искусственно громадный ком нерешённых проблем, которым сами же оказываются придавленными. Нередко эти пациенты прекращают не полпути какую-либо деятельность, даже если успех при её завершении был гарантирован. Ощущение пустоты, бессмысленности деятельности да и самой жизни сопровождает их постоянно. Как правило, в основе такого поведения лежит опасение не справиться с задачей, оказаться беспомощным на пути к цели. Согласно последним исследованиям, в организме человека существует так называемый "механизм внутреннего подкрепления". Чувство удовлетворения завершённостью волевого усилия на психологическом уровне сопровождается повышением настроения. На биохимическом уровне чувство удовлетворения обеспечивается с помощью гуморальных факторов, в первую очередь нейропептидов. К внутренним факторам подкрепления относятся бета-эндорфин, эикефалины (главным образом, лейэнкефалин), нейротензин. Adams N, Ravey J., Bell J., Shaw C. P. [15] показали, что у пациентов с хронической болью значительно повышается уровень субстанции Р в слюне по сравнению с пациентами без боли. Уровень SP в слюне может быть использован как клинический индикатор хронической боли.

Одним из наиболее частых соматических проявлений депрессии является головная боль. К. A. Achte [14] сообщает, что 20 процентов больных с депрессивным синдромом страдают головной болью, которая по частоте встречаемости занимает второе место при депрессивных синдромах среди прочих сомато-вегетативных нарушений. Часто краниалгия выступает как эквивалент депрессивного приступа [12] или как единственный симптом маскированной депрессии [6, 36]. В клинике депрессивных состояний выделяется так называемая тимопатическая головная боль ("фронтальная дистимия"), которая крайне тяжело переносится пациентами и не снимается приёмом анальгетиков [12]. Мигрень, головная боль напряжения — частые соматические проявления депрессивных нарушений [35]. Ю. И. Нуллер, И. Н. Михаленко [9] полагают, что мигрень редко встречается в рамках депрессивного расстройства, а чаще предшествует его возникновению.

Таким образом метод биоуправления, включённый в психотерапевтический контекст при лечении хронической боли в рамках Депрессивного синдрома, является эффективным методом, воздействующим на целый ряд патогенетических звеньев этого расстройства:

1. Развитие волевых качеств, повышение уровня самооценки, ведущие к повышению эмоционального фона.

2. Активизация "внутреннего вознаграждения", связанная с повышением уровня бета-эндорфина, энкефа-лина в процессе темлературно-электромиографического БОС-тренинга, способствует уменьшению интенсивности боли.

3. Редуцирование интенсивности психосоматической симптоматики, сопутствующей депрессивному расстройству и поддерживающему его (головные боли напряжения, обострение остеохондроза).

Перспективы БОС-тренинга при лечении болевых синдромов достаточно широки. В литературе есть указания на попытки применения биоуправления при хронических болях при ревматоидном артрите, хронической боли в спине, болях при повреждении периферических нервов, раковых болях, посттравматических болях [44].

Итак, БОС-тренинг даёт пациенту возможность получения положительного подкрепления благодаря обратной связи, информирующей о развитии им навыков саморегуляции, приносит больному чувство удовлетворения, связанное с завершённостью волевого усилия, осознания возможности его дальнейшего совершенствования. Чувство безнадёжности и беспомощности сменяется ощущением перспективы, новых возможностей, способствует редуцированию болезненного синдрома.

ЛИТЕРАТУРА

1. Айвазян Т. А. Биообратная связь в лечении гипертонической болезни: механизм действия предикторы эффективности // В кн. Бцоуправление-2: теория и практика. - Новосибирск. - 1993. - стр. 105 — 107.

2. Астафьев С. В., Егорушкии И. В. Биотехнический тренинг на базе микро-ЭВМ "КАМАК" // В кн. Биоуправление: теория и практика - Новосибирск. - Наука. -”; 1S88. - стр. 52 - 71.

3. Ашмарин И. П„ Каразеева Е. П. Нейропептиды // в кн. Нейрохимия, Москва, изд. Института биомедицинской химии РАМН, 1996, стр. 296 — 332).

4. Водяной А. Ю. Никитина Э. В. Сравнительная оценка методов. биологической обратной связи по периферической температуре и альфа-активности головного мозга при лечении больных неврозами и головными болями // Актуальные вопросы рефлексотерапии. Труды института,:- Москва. - 1990.

5. Десятников В. Ф., Сорокина Т. Т. Скрытая депрессия в практике врачей // Минск - Высшая школа. - 1981. -238 стр.

6. Каплан Г. И., Сэдок Б. Дж. Клиническая психиатрия // Москва, Медицина, 1994.

7. Кемпйнский А. Психопатология неврозов // Варшава, 1975

8. Нуллер Ю. Л., Михаленко И. Н. Аффективные психозы. // Ленинград. - Медицина* - 1988..- 263 стр.

9. Сохадзе Э. М., Штарк М. Б. Биологическая (биотехническая) обратная связь — Biofedback — мониторинг и произвольный контроль физических параметров физиологических систем в линии с ЭВМ // Новосибирск, ИАиЭ. - препринт N 238. - 1984. - 48 стр.

10. Тополянский 8; Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства // Москва. - Медицина. - 1986. -377стр.

11. И- Р. Шерман, С. Еванс, Д. Арена. Временная зависимость между болевым синдромом и мышечным напряжением: новые направления в лечении биологической обратной связью (1993, Биоуправление-3, стр. 109 —114)

12. Achte К. A. Bezienhungen zwischen depressionen und soma. /•/ In: Depression in der taglichen praxis. - Hans Huber Verlag - Bern. - 1974. - pp. 292 - 298.

13. Adams N.. Ravey J. Bell J. Shaw C.P. An investigation- of the levelsof substance P and neurokinin in a chronic• pain patients // Proceedings oi the 24 annual meeting . ,of the iAAPB,!4993,dt<”flAineries,pp.5-7

14. Adier С. S. et al. Psychiatric aspects of headache // Baltimore: Williams & Willons — 1987.

15. Aloe L., McGradya., Collins B, Wauquier A., Gerard G. Effect of biofeedback assisted realization on migrane headaches and changes in cerebral blood flow // Proceedings of 25-th annual BFB meeting - 1994. -Atlanta, USA - pp. 1 — 3

16. Alvaiez W. С. The migranous personality and constitution: The essential features and constitution: The essential features of the disease; A study of 500 cases // American J. Med. Soc. - 1974. -p. 213.

17. Amar P. B. Biofeedback and applied psychophysiology at the crossroads // Biofeedback and self-regulation -V18. - N 4. - 1993. - p. 201 — 209.

18. Arena J. G, Bruno G. М. Preliminary results in tension headache sufferers of pre- to post- treatment ambulatory neck EMG monitoring: generalization of EMG biofeedback training and EMG changes as a function of treatment outcome // Proceedings of 25-th BFB meeting - Atlanta, USA - 1994. - pp. 4 — 6.

19. Benedittis et al. Minor stressfool life events (daily hassels) in chronic primari headache: Relationship with MMP1 . personaly patterns // Headaches. - 1992. - 32. - pp. 330 — 332.

20. Blanchard Е. В., Kirn М. The role of perception of success in the thermal feedback treatment of vascular headache // Proceedings of 25-th annual BFB meeting - 1994. -Atlanta, USA - pp. 12 — 15.

21. Budzynsky Т., Stoiva J., Adier C„ Multany D. EMG biofeedback and tension headaches: A controlled outcome study // Seminars in psychyatry - 1973. - N 4 - pp. 397 — 410.

22. Chen S., Chen С. Comparison of relaxation techniques in the East and the West: Chinese traditional relaxation techniques and biofeedback // Biobehavioral Self-regulation - Springer-Verlag, Tokio - 1995. - pp. 79 — 83.

23. Cristianson A. et al. Chronic headache, life stress, and repression like behavior // Biofeedback and self-regulation - 1995. - V. 20. - N 3. - pp. 285.

24. Eastman C. Behavioral formulations of depression. // Psychological review - 1976. - 83. - pp. 277 — 291.

25. Friedman A. P., Storch J. С. Migraine and tension hedache: A clinical study of two thousand cases // Neurology. -1954. - N 4 - p. 773.

26. Grazzi L., Bussone G. Controlled study of electromiographic-biofeedback treatment efficacy for tension type headache in children and adolescents* results at 6 month follow-up. // Biofeedback and self-regulation- 1994. - V. 19. - N 3. - р. 308 — 309.

27. Grazzi L., Bussone G. Electromyographic-biofeedback (EMG-BFB) efficacy for' treatment of Juvenile tension type headache: results at 2 years follow-up // Proceedings of 27-th annual BFB meeting - New-Mexico, USA. - 1996. - p. 53.

28. Ham L. P. and Packard R. C. A retrospective, follow-up study of biofeedback-assisted relaxation therapy in patients with posttraumatic headache. // Biofeedback and self-regulation -1996. - V. 21. - N 2. - pp. 93 — 105.

29. Holroyd et al. Change mechanisms in EMG biofeedback training: Cognitive change underlying improvements in tension headache //'Journal of consulting and clinical psychotogy - 1984: ^W2(6). - pp. 1039 — 1053.

30i Janssen K. Differential effectiveness of EMG- feedbackversus combinned BMG - feedback and relaxation instrution in the treatment of tension headcache // Journal of Psychosomatic research - 1983. -V. 27. - N 3. - pp. 243 - 253.

31. Jones-Alexander J., Blanchard E. В. Thermal biofeedback: An investigation of learning criteria to asses handwarming ability in migraine and mixed headache patients // Proceedings of 27-th annual BFB meeting - New-Mexico, USA. - 1996. - pp. 69 — 70.

32. Josephs M. S., Gevirtz R. N., Hubbard D. R. Tension-type hea dache prediction: Do stress and cognitions about assertiveness explain variance in daily headache pain? // Proceedings of 27-th annual BFB meeting - New-Mexico, USA. - 1996. - p. 71 - 72.

33. Kudrow 1„ Sutkus В. J. MMPI puttem specifiti in primary headache disorders. // Headache. - 1979. -V. 19. - N 18.34. Lesse S. Hypochondriasis and psychosomatic disorders masking depression. // American Journal of psychotherapy - 1967. - N 21. - pp. 607 - 620.

35. Martin P. R. Psychological management of chronic headaches. // New-York: Guilford Press -1993.

36. Middaugh S. J., Kee W. G. et. a). Upper Trapezius ovenize in chronic headache and correction with EMG biofeedback training, et. al. // Biofeedback and self-regulation - V. 20. - N 3. - pp. 303 - 304.

37. Montgomery P. S., Erisman W. J. Biofeedback-elleviated headaches: a follow-up. // Headache. - 1976. -N 16 - pp. 64 - 65.

38. Mosse K. The use of EEG biofeedback in the treatment ofmultiple head injury: a single-case study. // Proceedings of 27-th annual BFB meeting - New-Mexico, USA. - 1996. - p. 92.

39. Nattero G. et al. Idiopathic headaches, Relationships to life events. // Headaches. - 1989. - N 26 - pp. 503 — 508.

40. Schwartz M. Biofeedback: a practitioner's Guide // New-York, The Guilford Press - 1995. - pp. 288 - 297.

41. Vahlquist В. Migraine in children. / / Int. Arch. All. - 1955. - N 7. - p. 348.

42. Wickramasekera 1. E. Clinical behavioral medicine // Plenum press. New York and London, 1988, pp. 155 - 184.

   

При использовании материалов данного сайта ссылка на источник обязательна. Фонд SAPF©.